Как провести сепарацию, отпустив дочь из дома в 15 лет строить модельную карьеру? Как строить отношения мама/дочь и сохранять контакт во время и после пубертата? Как быть юной и жить самостоятельной жизнью? Как быть взрослым человеком, мамой, и оставаться молодой внешне и в душе? Поговорили с двумя красавицами – мамой Натальей Кудрявцевой (45 лет), сейчас – студенткой Ремесленной Академии Стокгольма класса “Ювелир”, и ее дочерью, известной моделью Симоной Ксенией Куст (18 лет). Они отвечали на вопросы по отдельности, не подглядывая, тем интереснее читать ответы.

Как быть всегда молодой мамой? Я не про возраст, в котором ты родила детей, а про твой образ жизни, внешний вид, легкость на подъем.

Наталья Кудрявцева: Думаю, здесь не обойтись без того, чтобы быть хорошим и заботливым родителем не только для своих детей, но в первую очередь и для своего внутреннего ребёнка. Если вы позволяете ему быть самим собой, а не таким, каким его хотят видеть другие, сохраняете лёгкость бытия и цените свободу, то это создает для вашей души такие условия, в которых она не превращается в “зануду-взрослого”, а остается жизнерадостным ребенком, познающим мир и взаимодействующим с ним. А значит, и ваш физический возраст будет читаться не столько на вашем лице, сколько в паспорте. 
Я также считаю, что очень важно соблюдать чистоту своего “сосуда души” – тела. Под этим я имею в виду не только внешний уход, но и внутренний – например, я стараюсь максимально избегать плохих новостей, чтобы не “засорять” себя и не сеять страхи и тревоги, т.к все негативные эмоции имеют очень низкие вибрации, “утяжеляют” и разрушают наше тело. 


Я не смотрю телевизор, не читаю газеты – живу в своём мире “иллюзий” и радуюсь жизни: меньше знаешь – лучше спишь. 
Занимаюсь духовным ростом (прошла множество курсов, практикую ежедневные медитации), стараюсь побольше бывать на природе, переключаться от повседневности и проветривать голову. 
Всё это вкупе даёт мощный результат по продлению молодости в душе и теле. Ну и, конечно, надо оставаться в контакте со своими настоящими детьми: интересоваться новыми трендами в одежде и музыке, читать не только классику, но и современников, и любить жизнь во всех её проявлениях.

Симона, чему самому важному научила тебя мама? Советы, рекомендации – то, что ты помнишь и сейчас?

Симона Куст: Можно сказать, что я примерно наполовину состою из убеждений и мировоззрений мамы, так как всё неосознанно «наматывалось на ус» и откладывалось где-то в голове. Но первое, что приходит на ум, – это стремление и познание легкости бытия и состояния души и сердца, которые так облегчают и приносят краски в будни! 

Наташа, как повлияла эта “молодость по жизни” на отношения с дочерями? 

НК: Молодость позволяет быть с детьми как бы на одной волне – вам есть, о чем поговорить, и вы общаетесь на одном языке, вам понятны их шутки, их стремления, проблемы и переживания. Они видят, что ты тоже умеешь дурачиться, быть сильным и слабым, тебе тоже бывает грустно и ты тоже устаешь иногда. Да и они, одновременно, чувствуют себя взрослыми при таком раскладе. 

Дать ребёнку понять, что ты такой же, как они, очень важно! 

Симона, чем ты восхищаешься в своей маме? В чем хотела бы брать пример?

СК: За ней очень приятно и интересно наблюдать. Из-за разных геолокаций (Наташа живет в Стокгольме, Ксения – в Париже —  прим. ред) делаю я это чаще в Инстаграме и всегда это занятие приносит улыбки, гордость и счастье! Восхищаюсь её ростом духовным, талантами и просто считаю ее прекрасным примером для подражания. 

Сейчас мне не время задумываться о материнстве, но на определённом этапе в жизни я точно в этом плане буду равняться и брать пример. 

Наташа, когда ты растила дочерей, что для тебя было самым важным в воспитании? Отличались ли твои “методы” со старшей и младшей (младшей дочери Ульяне 16 лет – прим. редакции)?

У меня никогда не было близкого, теплого и доверительного контакта с моей мамой. Она очень хороший человек, но, как и большинство послевоенных детей, выросла недолюбленным ребенком, а оттого сложным и ранимым человеком, и наши отношения, по большей части, имели официальный характер. Поэтому самым главным для меня было создать глубокие и теплые отношения со своими девочками – так, чтобы можно было рассказывать друг другу самое сокровенное, а в трудную минуту знать, что тебя всегда поддержат. 

Ещё для меня была важна честность, я с раннего детства пыталась это объяснить своим детям, когда видела их попытки схитрить. Я объясняла, что не надо бояться рассказывать что-то, даже если знаешь, что может влететь, ведь чистосердечное признание всегда заменит наказание на милость. 
Воспитывала я обеих одинаково и очень рада, что мне удалось вырастить их с открытыми сердцами, не боящимися уязвимости! 

Дочь в подростковом возрасте – какие были сложности и как ты их решала?

НК: Признаться, я думала, что мне прилетит “бумеранг переходного возраста” за мое отрочество – побеги из дома, когда не отпустили с друзьями на тусовку и т.п, а ведь в те времена не было мобильных телефонов, и мне даже представить страшно, что переживали в те моменты мои родители. 
Моя старшая дочь в детстве имела независимый и противоречивый характер, поэтому я была уверена, что мне достанется по первое число. Но нет, ничего такого не было и в помине! Я до сих пор не верю, что переходный возраст, о котором всегда судачат родители малолеток, может проходить вот так идеально, без сучка и задоринки. Нет, конечно, у нас бывали конфликты, по большей части бытовые, но то ли дети у меня такие понятливые, то ли я сама начала готовиться к этому периоду заранее (перелопатила кучу книг по воспитанию детей – любимая Ю. Гиппенрейтер), что в моменте никаких особых сложностей у нас так и не возникло.

Был конфликт, когда она познакомилась с владелицей модельного агентства и та ей посулила Париж. Мне было не очень понятно, о каких Парижах вообще речь: мы в Стокгольме, ребёнок учится в 8-м классе, школа – это важно, поэтому я однозначно дала понять, что все Парижи после школы. К тому же рост у моей дочки далеко не модельный, что обесценивало в моих глазах эти её устремления. Вот тогда она и поставила ультиматум, который заставил меня задуматься, насколько правильно я сейчас поступаю. 
Я припомнила свое заветное желание создать теплые отношения, в итоге мне пришлось самой поработать над своими убеждениями, осознать, что они ограничивающие и что если я мать, то это не обязательно означает, что я знаю всё лучше. И я её отпустила.

Как результат, через год мой ребёнок «висел» на билбордах по всему миру, сделал за год несколько обложек мировых глянцевых изданий, стал амбассадором Paco Rabanne и музой Yves Saint Laurent. Всего этого могло не быть, если бы я уперлась рогом и продолжала бубнить, что школа прежде всего. К слову, школу она закончила хорошо – самостоятельно прошла год обучения в последнем классе за второе полугодие, и я ни разу не притронулась к учебникам и не проверила задание. 
Так что здесь я могла бы коротко ответить: хочешь изменить мир – начни с себя! Сложности были не у детей, сложности в восприятии были у меня!

Симона, какие вопросы и сложности возникали во время подросткового возраста? Как вы их решали? Помнишь какие-нибудь истории, когда “мама бесила”, но потом раз – и все как-то разрешалось.

СК: Как бы иронично это ни звучало, но мне сложно припомнить. Были некоторые моменты, когда сложно было «доказать», что я готова сама справиться с определёнными ситуациями, ведь мне всё время хотелось чего-то нового и самой-самой-самой, и в моих глазах я была уже далеко не 15-16-летней девочкой! 
Также мне кажется, что какие-либо ссоры и «мама бесила» я избегала, улетая куда-нибудь на недельку, а то и на три месяца! 

Наташа, в момент сепарации, когда Ксения начала делать карьеру и стала Симоной Куст, — как ты проживала это “отпускание” во взрослую жизнь?

НК: После того, как я проработала свои ограничивающие убеждения, навязанные мне моим советским детством и постсоветской юностью, сепарацию я прожила легко. Конечно, я скучала, но внутри меня уже жила твердая уверенность, что она справится, что всё будет хорошо, и всё было именно так. И слава богу, что к этому моменту существовали соцсети – Инстаграм был для меня в этот период спасительной соломинкой – посмотрела сториз, фото и как будто бы не расставались.
Для меня было важно первый раз съездить с ней в далекую Японию, когда она в неполные 15 лет заключила свой первый рабочий контракт и уехала туда на два месяца. Там я за неделю научила её, как готовить себе ланч-боксы, учитывая особенности местной кухни, как создать уют в модельных апартаментах, разделяя их с другой девочкой, и другим важным мелочам. 
Я знала, что моя дочь умеет готовить и вообще всегда была развитая и смышлёная, поэтому, выполнив свою родительскую миссию, я со спокойной душой вернулась домой и стала наблюдать за ней на расстоянии. С тех пор мы так и живём. 
Она с 16 лет полностью самостоятельна и полностью себя обеспечивает. В день, когда закончила школу, она собрала вещи, улетела на каникулы и домой больше не вернулась – начала жить своей взрослой жизнью. Родительская привязка часто мешает развитию уже взрослых детей, забирает энергию, порождает страхи и неуверенность. Так что я очень рада, что в нашем случае всё прошло гладко и безболезненно для нас обеих!

Симона, когда пришло время уезжать одной в самостоятельную жизнь: вспомни, о чем ты думала, что чувствовала и как поддержала мама?

СК: Как такового разового переезда не было, я постепенно находила себе своё место, уезжая из дома на все более длительные сроки, до того момента пока всё не «разузнала и расследовала»! 
Для меня это всегда было чем-то очень естественным, не было ни страха, ни душевных терзаний, а на сомнения не хватало времени и не хотелось тратить силы, поэтому они быстро заменялись осознанием нахождения в правильном месте и на своём пути. 

Мама поддерживала всегда! Мне очень важно одобрение и доверие человека, нежели даже какие-то напутствия, и спасибо большое маме, с этим у нас никогда не было проблем. Я благодарна, что у меня есть мама и одновременно друг, которому я могу в любой момент позвонить, и это практически единственный человек, который может меня успокоить, убаюкать и просто заставить смеяться в трудный момент.

Наташа, как строятся ваши взаимоотношения сейчас, на расстоянии?

НК: Симона не очень любит телефонных разговоров, поэтому мы предпочитаем записывать друг другу голосовые видео- и аудио-сообщения. 
У меня также нет необходимости ежедневно справляться, всё ли у неё хорошо. Я научилась жить с чувством, что всё именно так и есть. 
Считаю, что нужда в ежедневных созвонах – это результат некой тревожности, пусть даже завуалированной любопытством “А что? А как? А вдруг что?”. Когда я осознала, что те чувства, с которыми мы живём, притягивают в нашу жизнь соответствующие обстоятельства, я поняла: живя с чувством уверенности, что всё хорошо, ты притягиваешь в свою жизнь и жизнь близких ровно такие обстоятельства. 
Это не значит, что с нами никогда не может произойти ничего негативного, но важно, из какого состояния ты встретишься с неприятностью – из страха и паники, в стрессе или благоразумно принимая рациональные решения из своего ресурсного гармоничного состояния – чувствуете разницу? 

Если моя дочь в 15 лет показала, что может прожить без маминой помощи, то в 18 справится и подавно. Понадобится помощь – сообщит. Важность умения просить о помощи я ей тоже сумела передать.

Симона, есть у вас какие-нибудь традиции, чтобы поддерживать связь на расстоянии?

СК: Я бы сказала, что у нас ментальная связь! Не побоюсь говорить за обеих, но как таковой нужды созваниваться каждый день – нет. И слава богу! Так всем лучше, не надоешь, да и разговоры интересней будут. 

Я люблю «пропадать» иногда, мне бывает трудно найти энергию на длительные разговоры, над чем пытаюсь работать, но сообщения никто не отменял.

Также этим летом у нас была удивительная череда событий и практически случайностей, когда мы провели четыре дня в Нью-Йорке, прекрасно поужинали в Сан-Франциско и потом разбежались по «делам» до следующего полугодия.

Наташа, расскажи, пожалуйста, что ты делаешь для своей молодости: в образе жизни, в уходе за собой, питании?

НК: Питались мы всегда более-менее правильно, сахар почти не употребляли, старшая дочь в 12 лет стала инициатором отказа от мяса и птицы. Потом мы отказались от мучного. Я прошла курс правильного питания у Нади Андреевой, почерпнула массу полезного. Сейчас наше питание стало в разы качественней, мы употребляем больше свежих и экологичных продуктов, отказались от молочных продуктов, но, конечно, позволяем себе время от времени всякие запрещённые вкусняшки.
Самое сложное для меня в моем здоровом образе жизни – это режим дня и расстелить коврик для йоги! 

Моя цель и мечта – начать ложиться спать в 10 вечера (ну хотя бы в 11) и вставать на рассвете, чтобы перед рабочим днём успевать позаниматься своими практиками и физическими упражнениями. 

Обожаю разные маски и регулярно делаю их для лица и волос. Хожу к косметологу два раза в год, когда приезжаю в Москву – делаю глубокое увлажнение кожи лица. Ещё у меня появилась новая любовь – терапевтические эфирные масла Young Living, я их принимаю внутрь, добавляю в крема и распыляю дома в диффузоре. Мне очень нравится их действие и на физическом плане (на коже), и на тонком, ментальном плане. Я много пишу обо всех своих экспериментах в Фейсбуке и Инстаграме — так что буду рада ответить там на все ваши вопросы.

Важную роль в моей жизни сыграл курсы “Управление Состояниями” Алёны Ковальчук. Алёна настолько грамотно и умело разложила все по полочкам в моей голове, дала действующие инструменты, которые помогли мне поменять своё мировоззрение, что моя жизнь после 40-ка кардинально изменилась в лучшую сторону, и я безумно ей за все благодарна! 
Я поняла важность любви к себе, потихоньку начала менять свои убеждения, ставить себя и свои потребности на первое место и, удивительным образом, и мое тело очень быстро стало получать плоды огромной внутренней работы. 

Так, например, у меня полностью отвалилась потребность в алкоголе. Я почти два года не пью ни грамма алкоголя и не перестаю этому радоваться. Кстати, очень многие заметили, как внешне мне это пошло на пользу. 
Моя прежняя потребность снять алкоголем стресс, расслабиться и оторваться просто перестала быть для меня актуальной – я не стрессую, не напрягаюсь, живу в благих состояниях и уверенности, что всё будет хорошо, даже если на пути возникают какие-то трудности. 
Я, как и все люди, могу и взгрустнуть, и поплакать, но утешаю себя не вином, а другими вещами – теми, что меня наполняют и окрыляют, дают стимул жить и двигаться дальше. И оторваться я по-прежнему люблю! Но делаю это с бокалом воды вместо вина, самое главное мое открытие трезвой жизни – тебе по-прежнему весело. Единственное условие – это хорошая музыка. Если мне музыка не нравится, я разворачиваюсь и иду домой спать. Так что у меня всегда есть выбор!

Симона, расскажи, пожалуйста, как ты ухаживаешь за собой и поддерживаешь здоровье, учитывая твою профессию модели и частые перелеты?

СК: У меня уход за кожей нейтральный и легкий, даже банальный: умылся с какой-нибудь пенкой, иногда ещё про тоник вспомню, крем или какая-то ночная сыворотка, если под руку при выходе из ванной попадётся. 

А вот над волосами пытаюсь колдовать с помощью различных масок, они пострадали из-за постоянных обесцвечиваний. Масла еще очень помогают, любимый бренд Davines, ну и время и терпение! 

В остальных категориях я хоть и слегка грешный, но человек! Всегда есть стремление добиться баланса и какого-то личного идеала, я стараюсь, это касается питания, режима и спорта. Всё равно понимаешь, что всё индивидуально, по ощущениям и верованиям. 

Наташа, чем ты занимаешься сейчас на самоизоляции?

НК: В Швеции нет как такового карантина – поэтому большинство из нас живет привычной жизнью, но с дополнительными мерами осторожности и защиты. В этом году я поступила в Ремесленную Академию Стокгольма на класс ювелира и у меня полным ходом идет обучение. Правда, лекции сейчас перевели в онлайн, а вот в мастерскую мне приходится ходить. 
Если я вижу необходимость остаться дома, стараюсь проводить время с пользой:

  • больше гуляю на природе — благо у нас вокруг сплошные леса и парки,
  • подтягиваю “хвосты” и задолженности по учебе, 
  • наверстываю свои онлайн-курсы личностного роста (да-да, я всё никак не угомонюсь и продолжаю идти к лучшей версии себя),
  • делаю домашние дела, которые давно ждали своего часа – вот сегодня, например, покрасила обеденный стол в белый цвет, а то его натуральный деревянный вид слегка поистрепался.

Симона, чем ты занимаешься сейчас на самоизоляции?

Читаю, смотрю фильмы, спорт, готовлю, иногда рисую и делаю поделки из папье-маше (к сожалению, не успела закупиться канцелярией), ну и дальше по списку, по классике! 

Сижу дома, многое обдумываю, но так, чтобы грустно не становилось. Мне кажется, что это очень важное время для выставления своих приоритетов в жизни, целей и планов на будущее. Точно успеете всё взвесить, главное наслаждаться этим временем, весь стресс и паника доказывает, в какие беспощадные механизмы мы превратились. 
Позаботьтесь о себе и воспользуйтесь шансом сблизиться с родственниками и друзьями в режиме онлайн. Хотя я своим советом не очень-то и пользуюсь, у меня вот наоборот социальный детокс, на следующей неделе надо бы ещё и пищевой устроить. 

Давайте вместе учиться за это время любить себя!

Читайте статьи, смотрите прямые эфиры и участвуйте в розыгрышах в нашем Инстаграм-аккаунте.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора. В случае проблем со здоровьем не занимайтесь самолечением, проконсультируйтесь с врачом.