Может ли женщина в нашей культуре любить, не жертвуя собой и не страдая?

Психолог и психотерапевт Светлана Бронникова размышляет о том, что в России типичны две модели женской любви к мужчине. И обе они подразумевают в той или иной степени жертвенность и отказ от собственных потребностей. И в этом наше коренное отличие от европейской женщины – которая на первое место поставит себя и свои интересы.

 

Посмотрев по болезному делу фильм «Леди Макбет» Уильяма Олройда, снятый по мотивам повести Лескова, я подумала, что для России типичны только две возможные модели женской любви к мужчине.

 

Первая – это, конечно, жена декабриста.

Это, например, графиня Мария Волконская, урожденная Раевская – дочь героя наполеоновской войны генерала-аншефа Николая Раевского, вышедшая замуж за будущего декабриста Сергея Волконского, и ухавшая за ним в ссылку, невзирая на сопротивление властного, но обожавшего и всегда поддерживавшего её отца, свет, друзей (среди которых поэт Пушкин, нашевсе), годовалого сына, который умрет от коклюша без неё, и сами нестабильные, сложные отношения с мужем. Она проживет в ссылке тридцать лет, разлюбит мужа, полюбит ссыльного итальянца Александра Поджио, и, несмотря на это, до гробовой доски останется рядом с мужем и родит ему ещё троих детей. Позже, через много лет, Сергей Григорьевич не вернется из эстляндского поместья, когда жена будет при смерти, и не приедет на похороны. В последние дни и часы рядом будет Поджио с женой.

Мазохистическая жертвенность и отказ от собственной жизни и даже личного счастья во имя выполнения долга и соответствия образцу достойной супруги дворянина.

 

А вторая – это леди Макбет Мценского уезда.

Тот случай, когда источником мазохистической жертвенности становится садистическая по своей сути любовная зависимость, позволяющая уничтожать любые препятствия на пути к объекту любви.

Это удушающая любовь-обладание и любовь-принадлежность, разрушительная в своей основе и для объекта, и для субъекта любви. Это полный отказ уже не только от собственных потребностей и амбиций, как в случае Волконской, но даже и от собственной личности, которая не существует вне слияния с объектом любви. Это любовь-ненависть, пожирающая все и уничтожающая себя. Катерина Львовна убивает свекра, мужа и малолетнего племянника, чтобы иметь возможность жить с любовником. Когда, уже по пути на каторгу, легкомысленный любовник увлечется другой каторжницей, Сонеткой, Катерина Львовна убьет и её, и погибнет сама.

Одна приводит в отчаяние, другая откровенно пугает, но в основе они очень схожи: русской женщине не должно, невозможно любить, не жертвуя собой.

Если она любит, и ей при этом УДОБНО – значит, что-то идет не так. Не та любовь, неправильная. Любовь без страдания представляется невозможной, а вот страдание без любви – ради Бога.

И в этом коренное отличие от европейской женщины – которая, эгоистка этакая, на первое место поставит собственный комфорт. Она не поедет на свидание за восемьдесят километров, или слишком поздно, или в день, когда у неё другие планы. Она не будет переезжать ради работы партнера в другой город или страну, если её это не устраивает. В первую очередь, она есть у себя сама – вне этого мужчины в её жизни – или с ним.

Идея о том, что любить можно, не жертвуя собой поминутно, с большим трудом прививается в сознание российских женщин.

Однако стоит женщине поставить собственные интересы на первое место, происходит удивительное – жизнь всех членов семьи, детей, партнера, меняется к лучшему.

Ставить собственные интересы на первое место, опять же, не означает эгоцентрического удовлетворения собственных прихотей в момент их появления – в ДБТ (диалектико-бихевиоральное терапии) это называется прояснением целей.

Что сейчас для меня важнее с точки зрения долгосрочных целей – приготовить ужин, отдохнуть, поехать на встречу с подругой? Ответ лежит в области более длительной перспективы, чем нас всегда приучали думать (о том, что капиталистический маркетинг ориентирован на женщин и приучает их к решению сиюминутных проблем наиболее быстрым способом, стоит написать отдельно).

Отдохнуть может быть важнее, если завтра и послезавтра предстоят трудные дни на работе. Семья будет недовольна – но они справятся, а запасную себя мне пока не выдали.

Приготовить ужин и побыть с семьей может быть важнее, если вы давно не собирались вместе, и вы ощущаете ослабление контакта с близкими.

Встретиться с подругой может быть приоритетом, потому что в ближайшие две недели точно не получится, а вы чувствуете, как нарастает уровень напряжения, и разрядить его в близких – вероятная перспектива, если не выпустить пар, не похохотать, не почувствовать себя хоть немного беззаботной.

 

Когда женщина начинает прислушиваться к собственным потребностям, жить ей становится лучше. Но сложнее.

Потому что кнопка правильного ответа на любой вопрос исчезает из-под руки.

Потому что в каждой ситуации нужно принимать решение и брать на себя ответственность за него.

Потому что, если вы уверены, что вам сегодня важно отдохнуть – в этом будут уверены и ваши близкие, и у вас в жизни внезапно появляется право отдыхать, невзирая на чье-то неудобство. Но одновременно с этим появляется опасность, что кто-то сочтет вас недостаточно хорошей женой. И справиться с этим можно, только опираясь на внутреннюю уверенность в том, что вы – достаточно хорошая. По определению. Достаточно сильная. Достаточно умная. Достаточно привлекательная.

Это трудный путь – достаточно хорошим никто ничем не обязан. Но это путь к свободе и самоуважению.

Да, а фильм меня разочаровал. Интерпретация характера Катерины там как раз европейская. Героиня в финале сдаёт любовника и подставляет вместо себя служанку, отказываясь от любви в тот момент, когда любовник отказывается от неё самой.

Она выбирает себя. Что с неё возьмешь, англичанки.

 

Источник

 

 

 

 

 

Фото

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
В случае проблем со здоровьем не занимайтесь самолечением, проконсультируйтесь с врачом.