О панических атаках большинство из нас толком даже не слышали. А между тем этот невроз знаком многим жителям больших городов. Пройдя через булимию, я понимаю, как важно вовремя встретить поддержку и узнать истории успешного преодоления. Я попросила свою подругу поделиться личным опытом и записала ее рассказ – о том, каково это, когда паника накрывает тебя с головой и что помогло ей выздороветь.

Первая паническая атака, разделившая мою жизнь на «до» и «после», произошла на фоне замечательных событий. Я только что прекратила мучительные и бессмысленные отношения, бросила курить и чувствовала себя превосходно. Cейчас я знаю, что невроз часто случается с оттяжкой — все плохое уже позади и можно расслабиться, но тут организм неожиданно дает сбой, потому что тело все еще помнит плохое.

Паника обрушилась на меня в метро. Я почувствовала, что внутри что-то сорвалось и нарастает со страшной силой и дикой скоростью. Помню, как схватила книгу: искала любую возможность зацепиться за реальность, не понимая, что это. Паника, абсолютная паника, еще и усугублявшаяся стуком мчавшегося поезда. Рванула к выходу, потом обратно, села, увидела сидящую напротив безмятежную женщину: то есть я видела, слышала, но меня выкручивало, трясло, я задыхалась и еле сдерживалась, чтобы не заколотить в дверь с криком «Выпустите меня!». Потом поймала себя на мысли, что боюсь, до ужаса боюсь с криком наброситься на безмятежную женщину и укусить ее. Сердце вдруг пустилось в пляс, и я начала оседать…

Именно в этот момент поезд остановился, двери открылись. С трудом соображая, я выползла из вагона и почувствовала: «это» прошло! Осталось состояние жуткой подавленности, опустошенности, бессилия: говорить не могу, плакать тоже. Так выглядела моя первая паническая атака.

Я приняла решение (так и не поняв толком, что произошло): нет, не пойти немедленно к врачу, а забыть, стереть из памяти ужасный эпизод, как будто ничего не было. Мне это удалось, и только входя в метро, я иногда вдруг ощущала смутную тревогу. Следующий раз паника опять настигла в метро.

Я была абсолютно раздавлена, напугана, ведь из случайности это переросло в нечто большее. Не пыталась найти ответ, никому ничего не рассказала — боялась, что меня сочтут сумасшедшей. Невзирая ни на что, преодолеть страх — мой организм осечки дать не может – стало моим девизом.

Третий раз, окончательно изменивший мою жизнь, случился дома. Все. Я превратилась в инвалида — не могла оставаться одна, не могла выходить из дома, не могла спать, во время разговора слышала себя как будто со стороны, и это было мучительно. Обратилась к врачу — истины ради скажу, что врачи отнеслись ко мне настороженно — задавали дурацкие вопросы, а я путалась и опять боялась госпитализации в психбольницу. Диагноз — фобический невроз.

Таблетки, от которых болела голова, еще врачи, уколы. Панические атаки больше не повторялись, зато страх поселился во мне окончательно — 24 часа в сутки, ночью — кошмары. Я понимала, что постепенно схожу с ума от нервного напряжения, и с этим нужно что-то делать. Перестала пить лекарство. Мне нашли психиатра, работавшего в настоящей психлечебнице, – потому что у меня появились навязчивые идеи, вдруг не дойду, вдруг закричу и т.д. И этот замечательный доктор отказался меня лечить – сказал, что с головой у меня все в порядке, что все пройдет и главное – что мне нужно разобраться со всеми своими жизненными проблемами. Первый раз за полгода я была почти счастлива — я не сумасшедшая!

Первым маячком на пути к выздоровлению (после слов доктора, конечно) стала книга «Унесенные ветром». Дочитав ее до дыр, ища у Скарлетт мужества, храбрости и воли к преодолению невзгод, я обнаружила у нас много общего. Ее тоже мучил один и тот же кошмар — надо убегать, а ноги не двигаются, как будто превратились в два огромных столба. Она тоже испытала на себе, что такое паническая атака, но, как и я, не знала этого термина.

Помните сцену, где она бежит сквозь туман: «На какое-то время ощущение реальности покинуло ее, и она окончательно растерялась. Чувство, испытанное во время кошмара, овладело ею с особой силой. Сердце учащенно забилось, все существенное, важное исчезло из жизни, жизнь лежала в обломках и паника, словно холодный ветер, завывала в ее сердце. Ужас, который возникал из тумана и который был самим туманом, положил на нее свою лапу, и она побежала».

И вдруг она видит огоньки, жилые дома, и кошмар заканчивается. Смертельная паника, страх уходят, растворяются в воздухе. Она осознала главное, что все перепутала в своей жизни, не того любила, не ту ненавидела и т.д. Все почти как у меня! Я сделала важный вывод – рано или поздно панические атаки прекратятся навсегда.

Одновременно мне на глаза попалась книга Владимира Леви, в которой он говорит, что человеческая душа не может жить постоянно в режиме ада — перевес Ответственности над Внутренней Свободой: «Односторонний настрой – Борьба! – Долг! – Обязанность! –Необходимость! …Но куда делись свободное желание и игра, радость и раскрепощение, наслаждение безмятежностью? Односторонность, а по сути неграмотность в отношении к судьбе».

Я собирала информацию, ситуация чуть улучшилась, но начались приступы аритмии. Прошла обследования и получила вердикт — сердце здорово! Как такое может вытворять здоровое сердце, мне было непонятно. Разобралась, что такое астенический синдром, вегетососудистая дистония.

Вооружившись знаниями, я постепенно научилась управлять собой. Когда начинался приступ аритмии, сопровождавшийся явным неврозом, я говорила себе: «Прекрати, ты абсолютно здорова, вспомни, что объяснил врач!» и отправлялась на улицу. Гуляла, ходила быстрым спортивным шагом до изнеможения. Приступ стихал.

Я до такой степени осмелела, что когда выходила из дома, а выходила я одна каждый день — эти прогулки стали моим лекарством от страха, который все равно сидел внутри, то провоцировала себя: «Ну давай, нападай, я готова дать сдачи!». И он «напал». Неожиданно.

В тот момент я оказалась одна на улице с маленьким сыном (если честно, несмотря на то, что осмелела, я все еще избегала выходить с ребенком на улицу в одиночестве). Ощутив приближение кошмара, я уже точно знала: «это» сейчас произойдет, а я совсем одна с ребенком. Сын держал меня за руку и болтал без умолку. То, что произошло дальше — холодный пот, мокрые ладони и ужас без конца — знаком каждому, кто проходил через панические атаки. Мне еле удавалось себя сдерживать. Помню, что вдруг осознала — а ведь сын ничего не заметил, так же весело болтает, значит я владею собой, значит, я могу владеть собой!не бегу, не бросаюсь на прохожих, не кричу. Значит, это сейчас закончится. Я здорова и сердце мое здорово.

Приступ паники длился не больше 5 минут — ребенок ничего не почувствовал, потому что все пронеслось только в моей бедной голове, от начала до конца. На этот раз я не испытала никакого чувства подавленности, опустошенности — счастье абсолютное, радость буйная — я победила!

Почему именно в этот раз я почувствовала, что победила? Не знаю, возможно, разом сработали накопленные знания и самовнушения — количество перешло в качество и возникло четкое ощущение преодоления. Встреть я хорошего психотерапевта на своем пути, пройди соответствующую терапию, возможно, я выздоровела бы быстрее. Но все случилось так, как случилось.

Хочу сказать тем, кто сейчас страдает от панических атак — не ждите, что они пройдут в одночасье, но будьте уверены — они обязательно пройдут, как только вы осознаете то, что с вами произошло или, наоборот, не произошло за последнее время. Проверьте голову, сердце — все, что выходит из строя и приносит страдания во время паники. Даже ваш напуганный мозг вспомнит в нужный момент «я здоров», и это тоже будет сигналом к освобождению. Верьте себе!

Прошло много лет, с тех пор как я победила страх и научилась им управлять. В моей жизни уже после преодоления случались очень тяжелые моменты, когда казалось — не выдержу, сорвусь, и все вернется — не вернулось. Мы гораздо сильнее, чем можем себе представить, теперь я это точно знаю.

Фото

Нравятся наши тексты? Присоединяйтесь к нам в соцсетях, чтобы быть в курсе всего самого свежего и интересного!

Instagram  Facebook  VK