Асана как жизненная ситуация, или как правильно проживать позу

Преподаватель кундалини-йоги Татьяна Волкова расспросила о глубинной сути асан опытного йога-учителя Михаила Огородникова. Михаил в прошлом работал ведущим и редактором программы «До 16 и старше» на Первом канале. А сегодня преподаватель хатха и раджа йоги и основатель «Spirit Research Center» (Центр изучения духа) в Индии.

– Миша, меня давно интересует концепция асаны как жизненной ситуации. Мог бы ты рассказать об этом подробнее.

У любого действия есть четыре временных отрезка. Вначале из точки ноль, из полного покоя, формируем желание что-то сделать. И дальше, когда это желание сформировано, мы начинаем вход в любую ситуацию. Ведь для того чтобы поработать, нам надо доехать до работы. Вот мы находимся в дороге. Уже очень важно, как мы едем, насколько мы двигаемся, чтоб по пути мы не завелись, не забыли, куда мы едем. Потом наступает другая стадия – надо удержать позу, побыть в ней. Затем – выйти из позы. И самое главное – это сделать вывод. Что именно я испытал, для чего вся эта ситуация мне была дана. Поэтому внутри возникает несколько отрезков, в которых я свое внимание распределяю следующим образом. Из точки ноль мне нужно оказаться в некоторой физической, ментальной конструкции. Значит, мне нужно проследить за тем, как именно я из точки А попадаю в точку Б. Дальше во время асаны мне нужно будет разобраться, а не трачу ли я сил больше на то, что от меня требуется, чем это можно себе позволить. Поэтому я обнаруживаю в себе лишние зажатости, пытаюсь их отпустить.

– Это то, что ты называешь «найди свою скорость»?

Скорость выполнения, это если мы говорим о динамике, а если мы в статике, то там уже не столько скорость получается, сколько возможность расслабить те мышцы, которые мы на всякий случай или по незнанию напрягли. И очень важным является следующий момент – обнаружить, как я дышу. Адекватно нагрузке или неадекватно. Праническое тело – оживляется жизненно важными энергиями, которые мы получаем, когда мы вдыхаем и выдыхаем. Так вот правильно отстроенное дыхание позволит в этом контексте, в которое я свое тело поставил, каким-то образом дышать, жить. Если с самого начала я не уделил этому внимание, то сбитое быстро дыхание не позволит пребывать в позе подольше. А подольше в позе пребывать нужно, чтобы я смог произвести эту работу.

Но первое, это насколько правильно я встал, насколько я приближаюсь к геометрии каждой позы. Это уже первая сложность, потому что очень часто нам кажется, что мы правильно стоим, однако, глядя со стороны, оказывается, что это не так.

– На твоих занятиях, ученикам часто кажется, что мы стоим под правильным углом или мы можем рассчитать длину своего шага мысленно, а в результате выясняем, что это не так. Это тоже такая метафора жизненных паттернов, когда нам кажется, что мы ведем себя и выглядим определенным образом, а на самом деле со стороны это может выглядеть совершенно по-другому.

Точно. У меня есть ряд таких подготовительных заданий, где мы убеждаемся, что мы не выдаем желаемое за действительное. То есть наоборот – нам надо проверить, насколько мы действительность эту чувствуем. После этого, когда возникает чувствительность, и мы можем обращать внимание по ощущениям, так ли мы стоим, наступает вот эта вторая фаза. Мне нужно оставить в покое всю эту позу так, как я ее выстроил. Так же, как в жизни. Вот я вошел в какую-то ситуацию. Всё, она продолжается. Она идет, у нее есть какие-то свои законы. Мне нужно при этом уделить внутреннее внимание степени расслабленности. То есть если я в напряжении внутри ситуации нахожусь, то соответственно я и выход ищу такой, который продиктован общим напряжением.

– А что значит выход?

В каждом жизненном аспекте, в каждой ситуации тебе нужно что-то делать. Наша задача – меньше потратить энергии, но четче всё сделать. Значит, уже вот это действие, которое я делаю, оно будет зависеть от того, насколько я правильно дышу, насколько я экономлю напряжение своих сил.

 

 

– А если мы перенапряглись, какой будет выход?

В том-то и дело, что мы запоминаем паттерн сопротивления. Мы создаем еще раз, и еще раз, и еще раз вот эту реакцию организма, где наши действия связаны с постоянным стрессом. Если то же самое действие мы оставляем, но при этом переключаем внимание с работающих в позе мышц на те, которые мы поддерживаем в расслаблении, то и эффект от позы больше тогда касается того, насколько я расслабился, а не того, как я напрягся. Поэтому это оказывает влияние теперь уже на психику. Мое психическое тело тренируется именно этим. Я слежу за тем, как правильно расслабиться.

– Это очень важный момент для меня был на твоем тренинге, что вообще йога – это не система напряжения, а система расслабления. Даже если мы делаем какую-то суперсложную асану. Мы можем фокус внимания держать на том, как нам тяжело и неудобно в этой позе, а можем – как-то по-другому ее проживать.

Совершенно верно, потому что задачи и цели будут меняться от этого. Я хочу в йоге сначала поправить перекосы своего физического, видимого мира, а потом в подправленное уже настраиваю более тонкое. В данном случае более тонкое – это та самая энергия, которая у меня возникает. Не столько уже физическая, сколько психическая. Нам же хочется стать сильнее, не только физически, но и как раз в тех самых своих психических аспектах, а для этого мне нужно научиться не сопротивляться, а сдаваться. Сдаваться чему? Тому, что меня останавливает вокруг. В йоге одно из самых сильных откровений, к которому мы приходим, – это умение спросить себя, нужно ли нам применять какие-то насилия, и в йоге, и в жизни, необходимо ли?

– По отношению к себе?

К себе и к окружающим. Само по себе то, что у меня есть момент насилия, показывает, что я что-то делаю не так. По отношению к себе, в первую очередь, ты можешь это сразу заметить. Поэтому здесь есть такая тема – научиться в нагрузках свободно жить, тогда у тебя свободная энергия, она направляется на исследование дальше. А дальше мое исследование – это насколько я могу долго в этих ситуациях пребывать с расслабленными мышцами, с более-менее спокойным дыханием. Это и есть показатель того, как я веду себя в жизни в обычных ситуациях, вот, например, когда устаю физически и когда организм начинает заимствовать физические силы у психики, у ума. Устав физически, я очень быстро обнаруживаю, что становлюсь раздражительным, хуже соображаю. Мне хотелось эти вещи разорвать между собой.

Сначала я регулирую свои физические нагрузки, потом внутри этих физических нагрузок я пытаюсь правильно дышать, питать соответственно свое тело в нагрузках, выводить углекислый газ, который мешает захватываться кислороду. После этого – следующий этап: насколько я теперь смогу не перескакивать умом от одной части тела к другой, поддерживая геометрию, не возвращаться периодически к своему дыханию, как я там дышу, не проверяя постоянно, напряжен ли я в позе или расслаблен… Теперь моя главная задача – расслабиться в большей степени, чем напрячься, и удерживать все части одновременно в фокусе внимания. Перестать делить свою жизнь на левое и на правое. Похоже на то, как водителю нужно видеть дорогу и предсказывать поведение участников на трассе. Для этого мне нужна особая внимательность, которая могла бы все эти моменты одновременно переживать. А как там впереди машина? А как там сзади машина? Ты всё это держишь как голограмму вокруг себя, и этому ты учишься на маленьком примере, работая с позами на коврике.

 

 

 

 

 

 

Фото

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
В случае проблем со здоровьем не занимайтесь самолечением, проконсультируйтесь с врачом.