«После драки кулаками машут» или запоздалое восстановление границ

Одна из самых раздражающих меня поговорок — «После драки кулаками не машут». Она ассоциируется с упущенными возможностями, нереализованными желаниями и прочим в том же духе. А начав изучать психологию, я невзлюбила ее еще больше. Поскольку оказалось, что в этой в чем-то справедливой фразе, заключена изрядная доза вреда.

Успеть нельзя опоздать

Наталья пришла ко мне на консультацию в состоянии, близком к депрессии. Ее бросил молодой человек – некрасиво, резко, без объяснений. После нашей третьей встречи, она задумчиво сказала:

— А ведь у меня была мысль в самом начале написать ему письмо и высказать все, что о нем думаю! Но сейчас-то уже поздно.

— Что значит поздно? – удивилась я. – Поздно для чего?

Ну, как-то уже прошло больше месяца… Будет странно.

— И что? Странно для кого?

Наталья задумалась. Письмо, в итоге, было составлено и отправлено, и Наташа, к слову, получила от этого большое удовлетворение.

Но это не первая и не последняя ситуация в духе «но сейчас, наверное, уже поздно». К слову, вспомним про тему с 57-й школой, а также «янемогумолчать»….Очень много упреков в адрес жертв было в духе «что же вы столько лет молчали, а теперь!». И на этой почве как участниц флэшмоба, так и бывших учениц 57-й упрекали в какой-то корысти, в следовании моде, в стадном инстинкте и т.п. Но на самом деле, долгое молчание — это нормальная ситуация для травмированного человека.

Основная причина в том, что «травматик» действительно много лет может не осознавать настоящего значения происходивших с ним вещей. Или даже воспринимать их как норму. В духе «ну, это же нормально, если муж иногда поколачивает – все так живут!». Некоторые даже любят бравировать своими «болячками», которые якобы никак не сказались на их жизни.

— Да, меня родители били в детстве, но это никак не повлияло на мой характер!

Ага, только, например, этот человек оказывается невосприимчив к чужой боли и под горячую руку вымещает гнев уже на собственных детях.

— Да, ко мне к седьмом классе приставал педофил, а в девятом соблазнил взрослый сосед, ну и что? Меня это абсолютно не травмировало.

Да, не считая, например, зашкаливающей тревожности и склонности к созависимости. И таких примеров – масса. А еще очень часто «травматики» склонны ударяться в рефлексию и поиск собственных ошибок в таких ситуациях.

— Ну, я же сама позволила с собой так поступать, — вздыхала моя клиентка Елизавета, едва вырвавшись из отношений, где молодой человек систематично унижал ее и обесценивал все, что она делает.

— Ведь если подумать, то по сути он не виноват, — делилась со мной другая клиентка, которую оттолкнул близкий друг в кризисный момент ее жизни, — он просто слабый человек. И, очевидно, он испугался, не знал, как себя вести.

— Ну да, мы можем продолжить эту аналогию, — не удержалась тогда я. – Если человек изменяет своему партнеру, то его, наверное, тоже нельзя в этом винить. Это же его слабость! Я видела людей, которые так и говорили: «Я просто не могу удержаться, это моя природа!»

Для адекватного взгляда на ситуацию необходимо «выйти» из нее и посмотреть на вещи чуть отстранённым взглядом, как бы сверху. Когда человек «внутри», ему все видится иначе. Именно поэтому даже очень мудрые советы часто не работают в такой ситуации. Даже в болезненных для нас ситуациях мы часто склонны оправдывать своих близких людей, особенно если любим их.

Проходит иногда не один год терапии, прежде чем человек осознает, что с ним поступали плохо. А например, в отношении родителей признать это бывает особенно сложно: люди находят тысячи оправданий, чтобы не признавать родительскую жесткость. Почему? Потому что это означает, во-первых, соприкоснуться в полной мере с той болью, которая причинялась. А во-вторых, признать, что это боль была бессмысленной и не нужной. Поэтому люди склонны объяснять родительскую жесткость, например, необходимостью воспитания, потому что иначе – это слишком страшная правда, которую даже сознание взрослого и зрелого человека с трудом выносит. Родители – это база нашей жизни. И часто бунт против них ассоциируется с бунтом против основ своего существования.

Но даже если мы с самого начала признаем, что человек вполне заслуживает хорошей оплеухи, сила инерции — она же сила воспитания – часто берет вверх, когда мы встречаемся со своими бывшими обидчиками. И… мы молчим. И терпим. И вымученно улыбаемся в ответ человеку, который нас предал, обманул, не оказал поддержки в трудную минуту.

Более того, здесь часто включаются другие механизмы, которые заставляют нас молчать. Например, различные страхи. Если человек — вышестоящий, имеющий власть, то это банальный страх за свою безопасность и благополучие. Если это близкий человек, то страх за то, что он не выдержит этой правды, что она причинит ему слишком сильную боль. Бывает и страх осуждения окружающих. Как заметила одна моя знакомая: «На людей, которые ходят к психотерапевту, и так смотрят косо. А тут еще он начинает странно себя вести – высказывать какие-то старые обиды…»

И нельзя сказать, что все эти страхи растут на пустом месте. Кто-то не хочет скандала, кто-то – краха хрупкого равновесия в семье. Есть куча других объяснений, почему лучше промолчать, чем дать обидчику адекватный ответ: «Нельзя опускаться до его уровня», «Зло порождает только зло», «Какой смысл? Он все равно ничего не поймет!». И почти все сомневаются: нужно ли это, принесет ли это хоть какое-то облегчение, спустя столько времени?

Бессрочное, но подлежит починке

Если рана болит – значит, она все еще не зажила окончательно. У травм, к сожалению, нет срока давности. И время отнюдь не всегда является хорошим лекарем. Безусловно, острота каких-то событий со временем притупляется, особенно, если сработали компенсаторные механизмы. Однако если воспоминания о каком-то событии или поступке по-прежнему вызывают у вас слезы или тупую боль и горечь, значит, это не осталось в прошлом. Это – ваше настоящее. То настоящее, с которым вы взаимодействуете каждый день.

Бывает, что при переломе у человека неправильно срастаются кости, если не было оказано квалифицированной помощи. И тогда у этого человека есть два выхода: остаться калекой, чья конечность уже никогда не будет прежней, либо повторить операцию, в ходе которой его кость снова сломают, а потом сложат уже так, как предусмотрено природой.

С душевными травмами ситуация похожая. Если вы не смогли исцелить ее в свое время, тогда, когда она была нанесена, вы имеете право залечивать ее сейчас, с новыми силами и новыми знаниями. Если ваши границы были разрушены несколько лет назад, это не означает, что сейчас вы уже не должны их восстанавливать.

Даст ли это эффект, и какой? Сказать заранее невозможно. Восстановление своих границ – это не сиюминутный процесс. Но он часто включает в себя действия по отношения к прошлым обидчикам, если эти обиды для вас до сих пор актуальны. Необходимо убедиться, что вы можете постоять за себя сейчас – даже если не могли тогда.

Не всегда человеку необходим разговор с прошлым в реальности. Иногда достаточно так называемого «прощального письма», где будут выражены все чувства по поводу адресата. Порой люди пишут эти письма пачками, сжигают их или уничтожают другим образом. И это тоже дает свой эффект. Особенно, если учесть, что отнюдь не всегда обидчик является доступным для личного общения: он может умереть, уехать в другую страну или быть недоступным по другим причинам. И тогда письма – это хороший компромиссный инструмент.

Иногда человеку не нужен личный разговор (то бишь, реакция собеседника), а достаточно высказать ему свою обиду в письменном виде. И здесь подойдут письма, сообщения в блогах (тут легче убедиться, что текст прочитан) и т.п. А кому-то важно именно посмотреть в глаза и сказать в лицо.

В любом случае, это будет шагом в сторону восстановления своих границ и чувства собственного достоинства. Не всегда этот шаг проходит гладко. И отнюдь не всегда после него человека накрывает эйфория, чувство освобождения, радость и т.п.

Но, тем не менее, иногда результаты бывают быстрыми и наглядными. Так, упомянутая мной выше Наталья уже на следующую консультацию пришла совершенно в другом состоянии. Конечно, чуда не случилось, и она не избавилась разом от боли и разочарования. Но у нее появился ресурс для дальнейшей работы. Она ощутила почву под ногами, ощутила гораздо больше внутренней силы, чем могла найти в себе до этого. Плюс этот случай стал для нее окончательным признанием, что ее бывший возлюбленный – не слишком-то достойный человек, мягко говоря. Подобная трезвость бывает очень болезненной, но почти всегда целительной.

Многим людям приходится таким образом прорабатывать свои детские обиды на родителей – много-много лет спустя. Моя знакомая Ирина только в 37 лет решилась на разговор с мамой о долгой и мучительной обиде, которая разделяла их много лет. Когда разговор состоялся, мама, конечно, была потрясена – она не ожидала, что ее дочь перенесла в детстве столько боли и так остро ощущала свою беззащитность и брошенность. Конечно, это было нелегкое открытие.

Но после этого разговора отношения между матерью и дочерью в разы улучшились. Помимо формальных знаков внимания появилось уже настоящее доверие и настоящая забота. В 37 лет Ирина, наконец, смогла делиться с мамой своими личными проблемами так, как не могла этого сделать в 17 лет.
Конечно, для таких разговоров стоит выбирать время и форму. Но для них никогда не бывает поздно.

Новая программа Анны Шеховой «Психологическая самозащита» начнется 7 октября. Присоединяйтесь! Подробности здесь:
http://shakty.livejournal.com/743348.html
https://vk.com/id17572600?w=wall17572600_4825%2Fall

Фото

Нравятся наши тексты? Присоединяйтесь к нам в соцсетях, чтобы быть в курсе всего самого свежего и интересного!

Instagram  Facebook  VK

О нас

Organiс Woman – первый проект органического образа жизни без ограничений. Нам интересно всё – ваши мысли, питание, спорт, отношения с собой и подругами, с семьей и мужчинами, ваш бизнес и ваши мечты. Рассматриваем привычки и привычные вещи и стараемся сделать их полезней. Мы создаем сообщество женщин, чтобы вы в компании подруг могли сотворить новый мир.

Команда

Контакты

По вопросам сотрудничества и партнерства обращайтесь Кривопустова Юлия:

Хотите стать автором или предложить идею для статьи? Обращайтесь Яна Жукова: