Анна Чупракова: директор «Бюро Добрых Дел» о сыроедении и о том, как тратить появившуюся энергию на помощь другим

Анна Чупракова — директор благотворительного фонда «Бюро Добрых Дел», дипломированный психолог рассказала, почему решила уйти из журналистики, как связано желание помогать с сыроедным образом жизни и зачем человеку жить в гармонии с собой.

 

-Как и почему вы перешли к сыроедению?

На живое питание я перешла в декабре 2016 года, мне было 35 лет. А началось с того, что 9 лет назад я отказалась от мяса и рыбы, через год после этого от молочных продуктов, то есть от всего, что имеет животное происхождение. Тогда в моем окружении не было ни одного вегана, я была «белой вороной». Изначально на меня очень повлияла книга «Веган фрик», она просто открыла мне глаза на связь нашего питания с этикой, экологией и здоровьем. Потом я почувствовала, что за годы веганства (с полным отказом от алкоголя) мой организм очистился, голова работает яснее. Это если вы в грязной машине стекла протерли и думаете «ах, вот он какой мир, на самом деле». Но чувствовала, что энергии все равно не хватает.

Думала, что природа несправедлива: вот животные не стареют почти, носятся, как угорелые, независимо от возраста, а человека обделили, — и он превращается в «огрызок» к старости.

Я пыталась понять, в чем проблема веганской диеты, если все равно хочется пить кофе и чай из-за нехватки энергии. Как всегда, ответы приходят сами собой – мне попалась книга Дугласа Грэма «Диета 80/10/10», и я стала постепенно двигаться к сыроедению. Мне кажется, мужчине вполне можно резко менять образ жизни, а вот женщине лучше все делать последовательными постепенными шагами.

 

-Какие были ощущения в процессе перехода от традиционного питания на сыроедное?  

Я начала менять свою диету в сторону преобладания свежих овощей и фруктов и, к моменту полного перехода, минимум два года питалась дважды в день живой едой и только на ужин вареной. Чем больше в моем рационе было термически необработанной еды, тем больше у меня становилось энергии, но, одновременно, тем спокойнее эмоционально я становилась.

Когда я перешла на сыроедение на 100%, первый месяц был всплеск, эйфория, энергия просто зашкаливала. Потом пошли чистки, энергетический спад, но сейчас уже все выровнялось. Мне понадобилось примерно полгода, чтобы через все это пройти, но знаю людей, которые с абсолютно традиционного питания переходили на живое, им, конечно, больше времени нужно, чтобы преодолеть все кризы.

 

-Понятно, организм очистился, а что происходило в голове?

Действительно, когда не готовишь (хотя я до сих пор готовлю своим близким и очень это люблю), появляется много свободного времени, и начинаешь в своей жизни пересматривать вопрос за вопросом. Голова, конечно, совершенно иначе работает на сыроедении – появляется больше идей, больше очень смелых замыслов. Даже краски этого мира стали как будто ярче, я иногда иду по улице, смотрю на мир вокруг, смотрю на невеселые лица людей, и мне хочется сказать им: «Люди, люди, смотрите как красиво, как необыкновенно все это придумано, как же классно жить, разве вы не видите?!» Как говорил Виктор Пелевин, лучший наркотик – это чистяк, то есть без наркотиков. А сыроеды подтвердят, лучший наркотик – это живое питание, когда тебе уже не нужны вообще никакие стимуляторы, ни кофе, ни алкоголь, когда тебе хорошо, независимо от того, есть радости в жизни или их нет.

 

-Философия питания привела ли вас к определенному образу жизни? Йога , медитации?

Да, питание тянет за собой другой вид активности автоматически. Когда тебя распирает от энергии, хочешь не хочешь, будешь больше двигаться. Долгое время я занималась йогой, сейчас больше люблю женскую славянскую гимнастику и классическую балетную растяжку. Медитация тоже была на каком-то этапе, я даже ездила на десять дней на Випассану в Израиль, очень впечатлена этим опытом, но сейчас я не практикую медитацию. Самая важная практика для меня – это молитва, когда ты отдаешь служение, благодарность Богу, ничего не просишь, не пытаешься накопить энергию. Энергия потом сама приходит бонусом, потому что когда бескорыстно отдаешь, по кругу тебе возвращается.

 

Как отреагировала семья на такой ваш выбор? Прежде всего, интересно мнение родителей?

Родители меня всегда во всем поддерживали, но изначально все-таки пытались «встроить в систему» хотя бы своими советами, — пытались отправить меня учиться в Институт иностранных языков, который заканчивал папа, а потом работать в офис в какую-нибудь компанию. Для папы и мамы мой образ жизни, открытие благотворительного фонда и другие мои идеи слишком революционны. Но когда у меня все получается, — они искренне мною гордятся.

Мои близкие давно знают, что убеждать меня в чем-то бесполезно, и приняли просто как данность мой новый вид питания. Я благодарна, что они воспитали меня свободной личностью, всегда разрешали мне делать самой мой ежедневный выбор, не давили на меня, ничего не навязывали. Родители недавно отказались от красного мяса, поэтому они еще более лояльны к моему образу жизни, чем прежде. Причем, когда они меня спрашивали, почему я не ем мясо, мои аргументы на них не действовали, а вот когда они прочитали Колина Кэмбела «Китайское исследование», книга на них почему-то подействовала. Видимо, у каждого есть свой авторитетный источник, для кого-то – близкий человек или известный блогер, для кого-то книга или фильм.

 

-Пропагандируете ли вы свой образ жизни среди своих знакомых?

Когда я только отказывалась от продуктов животного происхождения много лет назад, мысленно я мечтала «обратить всех в свою веру». Сейчас все больше понимаю — все, что происходит в мире, все по милости Бога. Если хочешь что-то изменить, начни с собственной персоны, и станешь одной из тех снежинок, за которой, возможно, последует лавина.

Если мне сейчас задают вопросы или спрашивают совет, я с удовольствием отвечаю. Во-первых, я не доктор, и могу что-то не то насоветовать. Во-вторых, каждый человек уникален, у каждого свой путь, каждый в свое время приходит к переменам или не приходит. Я с уважением отношусь к выбору любого человека, даже если он сейчас пьет и курит, как сумасшедший, это его путь, его урок.

Кроме того, сейчас мы все помешались на еде. Я, правда, думаю, что слишком много сейчас еды в наших разговорах, в наших соцсетях, фильмах, рекламе. Это всего лишь еда. Жизнь совсем не про еду. Еда – это потребление, а человек задуман для созидания. И когда человек начинает потреблять больше, чем созидать (а сейчас в обществе так и происходит), начинаются большие проблемы — и в теле у человека, и на всей планете. Я стараюсь говорить о еде как можно меньше. Какое-то время я даже думала, может, мне вести какой-то аккаунт в соцсетях на тему питания, но потом решила, что хочу посвятить свою жизнь благотворительности.

 

-Как вы стали заниматься благотворительностью?

Большую часть своего профессионального пути я проработала в журналистике. Была главным редактором районной газеты, затем редактором на телеканале «Моя Планета». Писать и рассказывать о социальных проблемах мне было интереснее, чем о каких-либо других темах. Опыт в журналистике очень помогает формулировать идеи нашего фонда для широкой аудитории в виде текстов, видео и других визуальных материалах.

Несмотря на интересную работу на телеканале, которая шаг в благотворительность был однозначно предопределен свыше. 8 лет назад я в качестве волонтера-фотографа попала в детский дом. Меня просто позвали друзья, и я поехала. Дети совершенно не вызвали тогда у меня жалости, наоборот, сразу пришло понимание, что нужно что-то делать, чтобы этой извращенной системы детских домов в нашей стране не было. Жалость вообще не самый лучший мотив для благотворительности. Мои мотивы — это материнское чувство: забота о детях для меня естественна, как для женщины, а также чувство, что, если я могу помочь, то я просто должна. Несколько лет после этого я интересовалась благотворительностью теоретически, изучала опыт других фондов. А в 2012 году моя подруга Нинель Карасева, второй учредитель нашего благотворительного фонда «Бюро Добрых Дел», организовала группу волонтеров, которая помогала нескольким детским домам в регионах. Вот эта группа и переросла в наш фонд.

Нашими попечителями стали Максим Виторган и актеры «Квартет И», благодаря им нам удается привлекать все больше людей к добрым делам. Начинали мы с решения материальных проблем наших подопечных, а теперь занимаемся подготовкой ко взрослой жизни подростков из детских домов, ведь именно их редко усыновляют. Я счастливый человек — могу делать то, что люблю больше всего на свете, каждый день.

 

-Сейчас люди, в основном, нацелены на зарабатывание денег и постоянное улучшение своих условий. Что для вас главное?

Я сама жила так долгие годы, это система делает нас такими. Мы приходим в мир чистыми детьми, но соблазны современного мира — эта очень ловкая манипуляция нашим сознанием, нашими кошельками и тарелками. Я женщина, для меня по природе важен комфорт и красота вокруг меня. Но самое главное для меня не только создавать этот комфорт и красоту вокруг, но и делиться этим с окружающими, с миром. Я не могу жить в мире, в котором дети живут в условиях практически тюремных, где их психика уродуется на всю жизнь. Если я могу что-то сделать для того, чтобы поменять эту ситуацию, я буду делать, пусть даже мои усилия ничтожны по сравнению с масштабом этой проблемы.

Я мечтаю о том, чтобы взрослые люди в нашей стране, имеющие достойный уровень жизни, задумались о том, что как мы вообще допускаем, что по всей России в детских домах живет не меньше полумиллиона детей. Есть множество стран, где детских домов нет. Я мечтаю, чтобы люди проснулись и сказали себе: «Я ведь взрослый человек, у меня есть дом, я могу помочь хотя бы одному такому ребенку и взять его на воспитание». Я верю, что у нас в стране хватит взрослых, которые могут стать очень хорошими приемными родителями всем этим детям!

 

-Все ли удается, все ли получается на вашем пути? Бывают ли поражения и как вы их переживаете? 

День благотворителя, если нарисовать его в виде графика, как кардиограмма — то вверх, но вниз. То неведомо откуда сваливается помощь совершенно новых людей или партнеров, то узнаешь, что благодаря нашим программам жизнь детей меняется: кто-то стал меньше воровать, кто-то выбрал профессию и поступил в институт. Когда ты работаешь менеджером по продажам, и тебе все отказывают, а твой мотив – это продать побольше и заработать, — неудачи выматывают. Но, когда ты видишь перед собой очень большую и важную не только для тебя цель, неудачи принимаешь просто как часть игры.

В детстве мама всегда называла меня «душа моя», вот только недавно я поняла, что это была самая лучшая установка для меня на всю жизнь.

 

 Подробнее о работе благотворительного фонда «Бюро Добрый Дел» здесь.

 

Фото

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
В случае проблем со здоровьем не занимайтесь самолечением, проконсультируйтесь с врачом.

Нравятся наши тексты? Присоединяйтесь к нам в соцсетях, чтобы быть в курсе всего самого свежего и интересного!

Instagram Facebook VK
Telegram

О нас

Organiс Woman – первый проект органического образа жизни без ограничений. Нам интересно всё – ваши мысли, питание, спорт, отношения с собой и подругами, с семьей и мужчинами, ваш бизнес и ваши мечты. Рассматриваем привычки и привычные вещи и стараемся сделать их полезней. Мы создаем сообщество женщин, чтобы вы в компании подруг могли сотворить новый мир.

Команда

Контакты

По вопросам сотрудничества и партнерства обращайтесь Кривопустова Юлия:

Хотите стать автором или предложить идею для статьи? Обращайтесь Яна Жукова: